Афганистан — ты в сердце остался навсегда!

0
91
Афганистан — ты в сердце остался навсегда!

Каждый прошедший через войну в Афганистане хранит в своей памяти какие-то отдельные эпизоды, запавшие в душу и сердце навсегда. Будь то первые впечатления, интересные встречи, ощущения от чего-то непривычного, незнакомые пейзажи, знакомства с новыми людьми и, конечно же, минуты или часы боя. У каждого «шурави» было своё время, своя война, свой бой, своя высота, своя пещера и свои боевые товарищи. Вот и Виктор Кривобоков из села Конь-Колодезь, как и все воины-интернационалисты, свято чтит память о перипетиях той необъявленной Афганской войны, о крепкой солдатской дружбе, основанной на самопожертвовании, о значении этого времени в его дальнейшей жизни. Для него Афганистан стал высшим мерилом в человеческих отношениях, яркой и одновременно страшной страницей его жизни.

Не так давно мы писали об этом человеке как об искусном мастере столярных дел, а теперь знакомим читателей с его афганским прошлым.

Время выбрало нас

Горька память об Афганской войне. Долгое время о ней не разрешали говорить и даже думать. Даже тогда, в 1979 году, когда начался военный конфликт, ни по радио, ни по телевизору, ни в печатных СМИ не прозвучало заявление советского правительства о просьбе руководства ДРА ввести в страну войска для защиты завоеваний Апрельской революции.

Афганистан — ты в сердце остался навсегда!В те годы Виктор Кривобоков служил в армии, в зенитном полку, был командиром зенитно-самоходной установки. Тогда ещё ничто не предвещало военных действий, но сведения о них всё-таки просачивались. Через некоторое время объявили набор добровольцев в Афганистан. Виктор Николаевич был в их числе. На тот момент ему исполнилось двадцать лет. Он хорошо помнит, как по прибытию их, молодых солдат, сразу же стали готовить к боевым действиям. Жили в полевых условиях. Первые дни ночевали на аэродроме, затем стали обживать казармы. Всё здесь было чужим и непонятным. Время шло тягостно и медленно, до тех пор, пока не повстречались знакомые лица: Иван Лачугин, одноклассник, с которым Виктор Николаевич сидел за одной партой, Виктор Сорокин, знакомый по ДОСААФ, однокурсники из училища Геннадий Скребцов и Юрий Сурков. Более десяти человек Кривобоков знал лично. «Стало быть, это судьба, — думали про себя бойцы, — раз уж наши пути снова пересеклись. Это не случайно. Время выбрало нас». От этих мыслей становилось как-то увереннее, спокойнее…

Бой гремел в окрестностях Кабула

Окончательное решение о вводе войск в Афганистан приняли 12 декабря 1979 года, а уже 27 декабря советский спецназ штурмом брал дворец Дар-Уль-Аман, известный как «дворец Амина». Он же Тадж-бек. Так получилось, что Виктор Кривобоков и его боевые товарищи стали участниками этой засекреченной операции.

— Устранение Амина являлось только частью более масштабного плана — советские войска должны были взять под контроль весь Кабул, — рассказывает Виктор Кривобоков. — В бой мы шли, конечно, без «группы крови на рукаве». Обычная афганская форма, без каких либо знаков различия. Только белые повязки на рукаве, чтобы видеть, где свой, где чужой. Свои — это специальные группы КГБ СССР «Гром», «Зенит», а также бойцы «мусульманского» батальона. Меня назначили на должность замкомвзвода. Мы все понимали, что поставленные перед нами задачи могут быть выполнены только при условии внезапности и военной хитрости. В противном случае — никому живым не уйти.

Афганистан — ты в сердце остался навсегда!Дворец Тадж-Бек — это капитальное здание, которое даже артиллерийским огнём разрушить было совсем непросто. Его безопасность обеспечивало более двух тысяч человек, а нас в общей сложности пятьдесят. Дороги, ведущие к зданию, кроме одной, были заминированы, в оборонительный периметр включались орудия, пулемёты и даже несколько окопанных танков. Мы сразу же начали готовиться к бою, проводить рекогносцировку. За несколько дней, чтобы притупить бдительность охраны дворца, приучали гвардейцев к шуму двигателей машин, по ночам рыли окопы, намеренно ездили туда-сюда, отрабатывали высадку из БМП на ходу. Вечером 27-го числа выдвинулись к заветной цели. Нервы были накалены до предела. Все замерли в ожидании команды «огонь». Казалось, время остановилась. Повисла напряжённая, гнетущая тишина. И вдруг в воздухе появилась зелёная ракета. Эта была команда к действию. По пальцам словно пустили ток. Они пошли иголками. Наша «шилка» начала обстрел. Мне пришлось сесть вместо наводчика. В первые минуты боя огонь по толстым стенам не приносил почти никакой пользы. Куда более действенным оказался огонь автоматических гранатомётов АГС-17 и ещё двух «шилок». Однако я продолжал стрелять до тех пор, пока угодил в склад, мешавший прорваться в здание. Всё вокруг начало взрываться. У меня было такое ощущение, будто небо и земля поменялись местами. И вот она, заветная красная ракета. Стрельба была прекращена. Пехота сумела пробиться на первый этаж и тут же начала зачистку.

Наутро Афганистан проснулся с новым правительством. Главой государства стал Бабрак Кармаль, который при Амине был вынужден эмигрировать. Штурм дворца оказался чрезвычайно дерзкой, стремительной и успешной операцией. Длилась она 43 минуты.

А сны опять всё снятся про войну…

Долгое время события в Кабуле 27 декабря 1979 года проходили в Советском Союзе под кодовым названием «Второй этап Апрельской (Саурской) революции в Афганистане». О людях, совершивших этот «второй этап», не было известно ровным счётом ничего. Вся информация об этой беспрецедентной в мировой истории операции оказалась засекречена.

Многие участники и свидетели тех событий уже ушли из жизни. Однако эта война ещё не стала архивным, историческим фактом, интересным только для специалистов. И не станет до тех пор, пока будет жив хотя бы один её свидетель.

Домой Виктор Николаевич вернулся 9 мая 1980 года в звании сержанта, получив правительственную награду — орден Красной Звезды. Много времени прошло с тех пор, а душевная рана осталась. Она по сей день ноет и болит. Давно уж позади афганские пейзажи, а сны опять всё снятся про войну.

На вопрос, не жалеет ли он о том, что добровольно согласился принять участие в Афганской войне, Виктор Кривобоков ответил:

— Я никогда не жалел об этом. Боевые действия в Афганистане, как и события других военных конфликтов, без сомнения, оставили внушительный и кровавый след в истории нашей страны. Цена таких уроков — миллионы человеческих жизней. Сколько их, советских ребят, которые за десять лет сложили «за речкой» головы, и тех, что были искалечены в чужой стране? Это герои, выполнявшие свой интернациональный долг, помогая соседнему государству и защищая границы своей Родины. И мы не вправе забывать об этом.
Нет ближе друзей, чем боевые товарищи

Там, на этой, не похожей ни на одну другую, войне, вдали от родины, Виктор Николаевич обрёл настоящих и преданных товарищей — друзей на всю жизнь. Со многими он и сейчас поддерживает связь не периодически, от праздника к празднику, а ежедневно. Они переписываются в Интернете, созваниваются, ездят друг к другу в гости.

Афганистан — ты в сердце остался навсегда!

В этом году на родине Виктора Кривобокова, в городе Уральске, на правительственном уровне готовится встреча ветеранов, участников той секретной операции. Цель подобных событий — не только собраться вместе, освежить воспоминания, помянуть погибших товарищей, это ещё и возможность рассказать правду о той войне, чтобы нынешнее поколение осознало, насколько важно помнить и знать о том, что происходило на той далёкой, афганской земле…

Предыдущая новостьРасписание киносеансов
Следующая новость“Крушитель” вернул свой пояс чемпиона

Комментарии: