СЕЛО, ДЕРЕВНЯ ИЛИ ХУТОР?

0
89

В последнее время мы как-то вольно стали обращаться со статусами мест нашего проживания. Некоторые из читателей возразят: какая, мол, разница, где ты живёшь — в селе или деревне? Всё равно в сельской местности, не в городе же? Ежели трамваи не ходят, значит — деревня. Так-то оно так, но всё же попробуем разобраться, в чём отличие села от деревни.

Если полистать авторитетные толковые словари, то во всех них «село» от «деревни» отличает наличие или отсутствие храма, церкви. Есть в населённом пункте храм — село. Нет храма — деревня. Так было в дореволюционной России. Такая же градация по статусу сельских поселений, в основном, сохранялась и в советское время. Но ошибок избежать не удалось. В том числе и в нашем Хлевенском районе.

Приведу несколько примеров. Так, в перечне населённых пунктов, входящих в Дмитряшевский сельсовет, Муравьёвка обозначена как село. Хотя на самом деле исторически Муравьёвка селом никогда не была. С дореволюционных времён это селение называлось деревней, входящей в церковный приход села Верхняя Колыбелька. За годы советской власти, как известно, храм в Муравьёвке не появился, поэтому правильно было бы и сегодня называть это селение деревней.

С утратой храма, церковного прихода село теряло и свой статус. Так произошло, например, с Гудовкой — деревней, входящей ныне в состав Дмитряшевского сельсовета. До первой четверти XIX века в Гудовке был собственный деревянный храм, свой церковный приход. Гудовка имела статус села. Затем, после утраты храма (по одной версии деревянная церковь обветшала и обрушилась, по другой — сгорела во время грозы) жители Гудовки стали прихожанами Покровской церкви в Дмитряшевке, к тому времени в селе уже был возведён каменный просторный храм. Осиротевшие жители Гудовки без окормления не остались. Более того, гудовский священник продолжил службы в Покровском храме, благо он имел три придела. А Гудовка, как село, утратила свой статус, став деревней. До последней переписи населения, когда произошло упорядочение в нумерации домов и названий улиц, Гудовка как отдельный населённый пункт в составе сельсовета вообще не значилась. На почтовых отправлениях, приходящих жителям Гудовки, писалось: «Дмитряшевка, улица такая-то, и в скобках — Гудовка». Так что статус селения сегодня справедливо восстановлен.

Сохранилась некоторая путаница и в обозначении статуса населённых пунктов, входящих в состав Синдякинского сельсовета. Некоторые ошибки в ходе уже упоминаемой переписи населения были исправлены. Например, Подгорное, многие годы ошибочно называвшееся селом, сейчас правильно именуется деревней. А вот с самим Синдякино путаница продолжается. Дело в том, что собственного храма в Синдякино никогда не было, а селение входило в Манинский церковный приход. Манино — село, а Синдякино должно быть деревней. Но так случилось, что в ходе хозяйственных и административных преобразований именно Синдякино получило приоритетное развитие, став административным, хозяйственным и культурным центром поселения, базой центрального отделения сельскохозяйственного предприятия. Кстати, из открытых источников известно, что храм в Манино — самый старый по времени постройки на территории Хлевенского района. Рождественская церковь в Манино упоминается как действующая уже в 1784 году. Отрадно, что жители окрестных деревень решили восстановить манинский храм, и уже начаты реставрационные работы.

Географические казусы имеют место быть и в других частях нашего района. Есть, например, на его северо-западе деревня с красивым и древним названием Даньшино, входящая в состав Введенского сельсовета. И в соседнем Задонском районе тоже есть деревня Даньшино, но относящаяся уже к Гнилушинскому сельсовету. Разделяет две деревни небольшой овраг. Казалось бы, зачем было делить пополам деревню с одним и тем же названием. Но не всё так просто. Истоки географического казуса находятся в глубине веков.

По преданию, на месте деревни (что на задонской стороне) располагался станом восточный завоеватель Тамерлан перед наступлением на Елец (1395 г.). После его ухода здесь появился небольшой монастырь, который со временем прекратил своё существование, оставив вместо себя монастырскую деревеньку Даньшино. Название — от гидронима Донщина. Так именовался один из протоков Дона, над которым и стоял монастырь. Деревенька возникла неподалёку от монастыря (на хлевенской стороне). И лишь через много лет на месте бывшего монастыря с соизволения настоятеля Задонского Рождество-Богородицкого мужского монастыря, которому принадлежали земли, появилась деревня с названием Новое Даньшино. Первое слово в названии вскоре утратилось. Так на географической карте и оказались рядом два Даньшино — деревни с одинаковым названием, но совершенно разной историей. Кстати, близ деревни Даньшино (хлевенской), около урочища Могилки, обнаружено и изучено древнеславянское селище — памятник археологии.

Не менее интересна история возникновения деревни Аникеевка, входящей, как и соседняя Муравьёвка, в Дмитряшевский сельсовет. Аникеевка, пожалуй, самое молодое по возрасту селение Хлевенского района. Ему всего немногим более века. А своим возникновением Аникеевка обязана Петру Аркадьевичу Столыпину, вернее, его аграрным реформам начала прошлого века. Ведя курс на разрушение деревенской русской общины, правительство Столыпина поощряло хуторское земледелие — более прогрессивный по тем временам частнокапиталистический способ ведения хозяйства. Дело в том, что земли в Черноземье было мало, а народу — с избытком. Неурожаи, как правило, оборачивались массовым голодом. Правительство выкупало у помещиков земли, которые после отмены крепостного права обрабатывались из рук вон плохо, и передавало их в аренду «вольным», то есть пожелавшим вести своё дело землепашцам. Так земли были выкуплены у муравьёвского помещика, который жил в столице, а в Муравьёвке бывал лишь наездами. Первым, кто пожелал стать вольным землепашцем, оказался дмитряшевский крестьянин Аникей Родионов. Земельные наделы также получили крестьяне из Отскочного и Верхней Колыбельки. Поля в их умелых трудовых руках стали давать урожаи, появились доходы. Переселенцы вместо времянок и шалашей возвели добротные дома и перевезли сюда семьи. По праздникам ходили в храмы — каждый в свой. И до сих пор в Аникеевке сохранились три престольных праздника: Михайлов день (в честь отскоченского храма Михаила Архангела), Покров (как и в Дмитряшевке) и Рождество Богородицы (его отмечали выходцы из Верхней Колыбельки). Как добрые соседи, объединённые общим делом, зажиточные аникеевские хуторяне ходили друг к другу в гости на все праздники. Постепенно хутор разросся, и уже в советское время ему был придан статус деревни.

Судьба же других хуторов, появившихся одновременно с Аникеевкой, более прозаична. Как неперспективные поселения сейчас они почти прекратили своё существование: основная часть их жителей перебралась на центральные усадьбы и в города. На местах остались лишь старожилы, да приезжают на лето дачники. А красивые названия хуторов ещё живут в народной памяти: Долгое, Средняя Долина, Посельcкое, Знаменка, Седёлки, Покровка, Горденин хутор. Сколько их таких на великой Руси?

Предыдущая статьяПО ИТОГАМ СОРЕВНОВАНИЙ
Следующая статьяПОВЫШЕНИЕ ОПЛАТЫ ТРУДА

Комментарии: