КАК ЛИПЕЦК СТАЛ ГУБЕРНСКИМ ГОРОДОМ?

0
572

Накануне Рождества Христова Липецкая область отметила своё 60-летие. Шестого января 1954 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР о её создании. В состав нового региона вошли земли с населёнными пунктами Рязанской, Воронежской, Курской, Тульской, Тамбовской и Орловской областей. Но почему именно Липецк был выбран административным центром нового региона, ведь среди вошедших в него городов были Елец, Данков, Усмань, Лебедянь, Задонск — населённые пункты с богатой историей и многовековой городской культурой? Елец когда-то и вовсе был столицей древнерусского княжества.

Липецк до 1954 года однажды уже мог стать губернским — сразу после революции 1917-го, когда тамбовский губисполком (Липецк был уездным городом Тамбовской губернии) потерял контроль над регионом, а липецкий — напротив, набрал силу. Тогда липчанам помешал комплекс глубоких провинциалов, и липецкие революционные депутаты отказались от предложения управлять огромной губернией, включая всю нынешнюю Тамбовскую область.

А ОБЛАСТЬ МОГЛА БЫ БЫТЬ ЕЛЕЦКОЙ

К 50-м годам прошлого века Липецк, выросший из заводской слободы, оставался небольшим городком с населением 38 тысяч человек, в то время как соседний Елец насчитывал больше 120 тысяч горожан. Впрочем, в Липецке к тому моменту действовали Липецкий металлургический завод (нынешний НЛМК), металлургический завод «Свободный Сокол», радиаторный завод, сложился, как принято говорить сегодня, целый металлургический кластер. Стране требовался мощный рывок. Правительство разглядело в Липецке мощнейший металлургический потенциал и решило создать новую административную единицу. Правда, её центром первоначально планировалось сделать Елец, и новая область должна была носить название Елецкой.

— В самом деле, в то время рассматривался вопрос о создании Елецкой области с центром в Ельце, — рассказывает руководитель Фонда научного краеведения Игорь Козмирчук. — Елец был крупным городом с богатейшей историей и мощным экономическим потенциалом. Стоит заметить, что Елец в 1846 году был уравнен в торговых правах с губернскими и портовыми городами. В Ельце в 1888 году был построен первый в России элеватор, развивались торговля, банковское дело, кожевенная промышленность, было налажено производство табака и махорки. Часть всего этого осталась и после революции. Кроме того, город уже являлся крупным железнодорожным узлом с соответствующей инфраструктурой, в Ельце было много училищ, больниц, в 1939 году был создан педагогический институт (ныне Елецкий госуниверситет имени И. А. Бунина). Одним словом, всё было готово для того, чтобы вокруг Ельца начала складываться целая область. И самое главное — в планы Совмина РСФСР входило строительство металлургического завода в Ельце. Причём, планировалось развитие не чёрной металлургии, которая обосновалась в соседнем Липецке, а цветной. В Ельце собирались строить меднолитейный завод, который функционировал бы на привозном сырье. Но для любого металлургического производства в то время требовалось много воды. А для создания водохранилища нужно было перекрыть Быструю Сосну с затоплением Засосненской части города и переселением оттуда людей.

Взвесив все «за» и «против», руководство страны посчитало это слишком затратным. После чего внимание обратили на Липецк с уже развитой металлургической инфраструктурой и имевшимся ЛМЗ, который решено было довести до уровня гиганта индустрии, что в дальнейшем и осуществилось.

ДВАЖДЫ В ОДНУ РЕКУ

— Удивительно, но именно металлургия дважды дала мощный толчок Липецку, — продолжает Игорь Козмирчук. — Есть некая историческая закономерность: в начале XVIII века Пётр I ведёт активные боевые действия на Юге и на Севере государства, возникает потребность в развитии металлургии, прежде всего, для изготовления вооружения, и появляется на карте страны металлургический Липецк, то есть, изначально Липская слобода с заводами. Проходит 76 лет, слобода становится уездным городом Липецком, но металлургия, дав ему жизнь, практически умирает. Спустя 175 лет, в уже совсем другом государстве, СССР, снова появляется потребность в металлургии, что даёт новый толчок развития сначала городу, а затем и всему региону. Все пути сходятся здесь, в Липецке: рядом Курская магнитная аномалия, сырьевая база Белгородской области, удобные транспортные развязки — пересечение дорог между Севером и Востоком, Западом и Югом. Очень быстро был произведён «передел» соседних с липецкими территорий, и начал рождаться новый административный центр с крупнейшим металлургическим гигантом.

Следует заметить, что территории, вошедшие в Липецкую область, были для соседних регионов, можно сказать, «бросовыми». Они являлись их глухими окраинами, а став районами новой области, причём расположенными близко к областному центру, оказывались в выигрыше. Руководители Курской, Орловской и Рязанской областей честно признавались: чтобы посетить эти отдалённые районы, одного дня не хватало. Отсутствие дорог с твёрдым покрытием, нищета и захолустье — вот что представляли территории, отошедшие к Липецкой области.

КТО ТУТ «ПОНАЕХАЛИ»?

Строительство НЛМЗ-НЛМК — гиганта металлургии, других предприятий, тоже не маленьких, проходило параллельно со строительством, по сути, нового города, нового Липецка. И за двадцать лет произошёл колоссальный скачок: население Липецка увеличилось на порядок — с 38 до 350 тысяч. К сожалению, при этом был практически полностью уничтожен исторический облик города, все его культурные памятники петровского и екатерининского времён, большинство церквей. Строилась современная инфраструктура, микрорайоны с просторными улицами и проспектами, в которых предстояло проживать сотням тысяч людей, возводивших новый Липецк.

Кто же они были, эти новые липчане? На бытовом уровне многие считают, что в основной своей массе Липецк возводился вчерашними крестьянами, потянувшимися в город «за рублём» и бесплатными квартирами, да «зеками-химиками», которых сгоняли на всесоюзные стройки. Появилось даже утверждение, что сегодняшний липчанин — это хамоватый, малообразованный, бескультурный тип. Интернет пестрит комментариями на эту тему: «липецкий колхоз», «липецкое быдло». Даже слово «жлоб» пытаются расшифровать как «житель Липецкой области». Такими обидными эпитетами липчане, порой, награждают сами себя.

— Но это абсолютно не так, — уверен Игорь Козмирчук. — На самом деле коренных липчан не так уж и много, наверное, где-то процентов пять. Это тех липчан, несколько поколений которых жило в городе. Но кто же приезжал? Для того чтобы строить предприятия и работать на них, нужны были в первую очередь специалисты: строители, инженеры, металлурги, литейщики. Колхозники требовались, в основном, на подсобные, неквалифицированные работы. Были, конечно, и жители далёких деревень, приезжающие на заработки, и «зэки-химики», но не они составляли костяк тех самых липчан. Липецкую металлургию создавали специалисты из регионов, где эта отрасль уже была хорошо развита: Днепропетровской области, Запорожья, Урала и Сибири. Они и основывали здесь династии, известные по сей день. Назову лишь одну фамилию — Франценюк… Так что тех, кто возводил новый областной центр, уж никак не назовёшь «лапотниками» или «колхозниками».

Кстати, новые микрорайоны, многоэтажные дома возводили специалисты из Москвы, Ленинграда, Киева, Минска, многие из них остались здесь жить. Следует помнить и о том, что Липецк исторически сложился и как город авиаторов, где ещё до революции был аэродром с теми самыми первыми самолётами «Илья Муромец», а после революции действовала крупнейшая авиашкола. Те, кто были причастны к липецкой авиации — тоже люди весьма грамотные и очень образованные. Но даже если брать коренных липчан, то это тоже были потомки тех, кто в петровские времена занимался здесь металлургией. Так что липчане, критично настроенные к землякам, напрасно плохо думают о самих себе и уже тем более о своих предках.

А ЧТО В ПЕРСПЕКТИВЕ?

«Уцелеет ли Липецкая область на карте России как субъект федерации?» — этот вопрос сегодня волнует, наверное, многих. Прежде всего, в свете проводимых в стране административных реформ, укрупнений регионов. Однозначного ответа, пожалуй, никто из жителей области, отметившей своё 60-летие, не знает. Укрупнение регионов — присоединение слабых, плохо управляемых к более сильным — по логике действий не относится к Липецкой области. По основным экономическим и социальным показателям мы не хуже соседей, а по некоторым — в числе лидеров федерального округа. К какой области присоединять Липецкую? К Тамбовской, Воронежской? Или наоборот? Такие же вопросы задают и на Белгородчине — ровеснице Липецкой области. В недалёкой истории, следует заметить, прецедент уже был: в 20-х годах прошлого века существовала Центрально-Чернозёмная область. От существования такой махины с многомиллионным населением, плохо управляемой в экономическом и политическом аспектах территории, власти довольно быстро отказались. Попытка сэкономить на количестве управленцев, начальников, напротив, привела к росту чиновничества. Но, как говорится, всё течёт, всё меняется, всё движется вперёд. Но, скорее всего, Липецкая область будет и дальше самостоятельной, и, возможно, кто-то примкнёт к нам, а не мы к кому-то. Сейчас же для нас, жителей области, важнейшим является продолжение тяжелейшего пути исторической самоидентификации именно как культурной общности — липчан. Для этого подрастающему поколению необходимо знать историю родного края, историю сёл и городов области. Одно время немало говорилось о введении в школах обязательных уроков краеведения. Но вместо краеведения в учебных планах появились другие, видимо, более важные предметы, направленные на формирование исторического и нравственного сознания подрастающего поколения. Когда каждый молодой человек будет знать, что здесь происходило в разное время, какие люди рождались на нашей земле и каков их вклад в историю страны, когда начнём наконец-то бережно относиться к памятникам культуры и истории, тогда можно будет смело и гордо заявлять: Липецкая область и липчане в качестве культурной общности как «самостоятельный проект» — состоялся.

(В материале использовались фрагменты интервью И. Казмирчука сайту «Gorod48»).

Поделиться:

Комментарии: