ОНИ НЕ ВЕРНУЛИСЬ ИЗ БОЯ. БРАТЬЯ ГРЯЗНЕВЫ

0
13

В начале XIX века жизнь в селе Коротояк Воронежской губернии шла своим чередом. Жители этого села влюблялись, женились, растили детей, обзаводились хозяйством. Там, в простой крестьянской семье, у Евдокии и Степана Грязневых, родились три сына: Иван, Михаил и Александр.

В 1914 году началась Первая мировая война. Степан немедля был призван и отправлен на фронт. Пока отец семейства воевал, Доня, как и многие её односельчане, воспитывала и поднимала на ноги детей. Сельская работа, воспитание детей, домашнее хозяйство — всё это стало неотъемлемой частью жизни обычных крестьянских семей, проводивших своих защитников на фронт.

Время шло, дети становились старше, помогали матери по хозяйству. Справляться со всеми делами было уже не так тяжело. Ведь, когда есть родные люди, которые поддержат и помогут, тогда и работа ладится. Доня с сыновьями всё также трудилась не покладая рук, но поддержка её мальчиков всегда придавала ей новые силы.

Степан вернулся с фронта заболевшим тифом. Женщина, как могла, лечила мужа, ухаживала за ним. Дети старались помочь матери и ни на минуту не отходили от отца. Но, как говорится, беда не приходит одна. Заразилась тифом и сама Евдокия. Любящие дети стали ухаживать за родителями. Степана, к сожалению, спасти от этой болезни так и не удалось.

Когда отца не стало, старшему сыну, Ивану, исполнилось семь лет, Михаилу пять, а младшему, Александру — 4 годика.

ПО СУРОВОЙ жизни они продолжили свой путь вчетвером: мать да трое её детей. Уже в раннем возрасте мальчишки сами начали зарабатывать на жизнь. Но не стоит забывать: когда птенцы вырастают, они покидают своё гнездо. Так случилось и у них.

Александра взяли учеником в ремонтную мастерскую мельничного завода. Иван же пошёл по стопам отца, устроился на железную дорогу. Вступил в комсомол. Вскоре его забрали в армию. Служил он в 18 километрах от родного села, в городе Острогожске. А дома его ждала любимая девушка, Александра, которая стала его женой. Вместе они прожили более пятидесяти лет.

По комсомольской путёвке Иван был направлен в Воронеж на учёбу в школу милиции. Несмотря на то, что за плечами у него была лишь церковноприходская школа, он был очень грамотным. Школу милиции закончил с похвальным листом. Вернулся домой и сразу же был назначен участковым. Вскоре Александра родила ему двоих замечательных малюток.

Михаил отправился в Ленинград, там он окончил школу ФЗУ, получил профессию токаря и начал работать на заводе. Познакомился с девушкой, женился, у них родился сын. А вот Александр наотрез отказался покидать родной дом, всегда и во всём помогал матери.

И ВРОДЕ бы жизнь потихоньку наладилась: дети пристроены, невестки, внуки, всё, о чём только можно было мечтать. То, чем так дорожили Грязневы, сломалось в одночасье. Началась Великая Отечественная война.

Как гром среди ясного неба, прогремела весть о том, что фашистская Германия напала на нашу Родину.

Александр и Михаил в первые же дни войны пришли в военкоматы с просьбой отправить их на фронт, а Ивана забрали в оперативную группу особого отдела Воронежского гарнизона, которая была призвана вести работу по ликвидации диверсантов в прифронтовой полосе.

Жена и ребёнок Михаила остались в Ленинграде, пережили блокаду.

Семья Ивана была с ним. Но с каждым днём оставаться в прифронтовой полосе становилось всё опаснее. Посёлок бомбили постоянно, особенно в то время, когда на вокзал прибывали подразделения бойцов и гружёные военной техникой составы. Всем было очевидно, что кто-то сообщал немцам расписание движения наших поездов. Спецгруппа, в составе которой находился Иван Грязнев, разрабатывала несколько версий. Одна из них — кто-то из работников железнодорожного вокзала работал на немцев, оттуда и шла утечка информации. Так и оказалось. У начальника вокзала в подвале находился немецкий радист, который сообщал своим о прибытии поездов. Диверсионная вражеская группа была ликвидирована.

Немецкие войска находились на другой стороне Дона. Вдоль берега приходилось передвигаться только по окопам. До наших солдат отчётливо доносилась немецкая речь, а иногда и звуки губной гармошки. По ночам между Доном и лесом русские разжигали костры — ложные опознавательные знаки для самолётов, которые сбрасывали немецких парашютистов. Всё это время в лесу в засаде сидел спецотряд, который тут же захватывал и доставлял их в центр.

Несмотря на войну, дети продолжали посещать школу. Однажды, когда бомбили вокзал и составы с прибывшим оружием, одна из бомб упала на здание школы. Иван поспешил туда, ведь в это время на занятиях находилась его дочка Валя. На привокзальной площади было много раненых и убитых. Среди них он обнаружил и свою дочь. То ли от взрывной волны, то ли от испуга она потеряла сознание. Когда Иван понял, что дочь жива, он схватил её на руки и, прикрывая собой, побежал в укрытие. В этот день у него появились первые седые волосы.

А бомба, что попала в учебное заведение, не взорвалась. При её обезвреживании обнаружили, что она была начинена песком, а внутри находилась записка с надписью: «Чем можем, тем поможем». Её вложили в бомбу, может быть, русские пленные, работавшие на изготовлении снарядов, возможно, немецкие коммунисты помогали. Это так и осталось неразгаданной тайной.

В любом случае для семьи Ивана было опасно находиться здесь, к тому же все жители были эвакуированы в Сибирь. Лишь семьям членов специальных отрядов и работников военкомата было положено уезжать с последним составом.

Не дав ни минуты на сборы, Александру вместе с дочкой Валей и маленьким сыном Вовой посадили в поезд, и они отправились в дальнюю зимнюю Сибирь.

Путь был дальний. Вале было 9 лет, а Вове всего 5. Продуктов и денег совсем не было. Александре приходилось выходить на остановках и менять на хлеб вещи. Первый бартер у женщины был проведён на платок, но запас быстро закончился. В следующий раз Саша сняла с себя куртку и на первой же остановке помчалась на привокзальную площадь, где можно было что-то выменять на хлеб. Но, когда она вернулась, вагон, в котором находились дети, прицепили к другому составу и уже отправили.

Две недели Александра догоняла своих детей. Исхудавших и измученных нашла она их в городе Бийске. Малолетние дети были помещены в местный детский приёмник. Чуть позже беженцев направили в соседнее сибирское село Грязнуху, где разместили по квартирам. Сибиряки оказались добрейшими людьми. Они впустили Грязневых не только в дом, но и в свою душу. Местные жители никогда и никого не обделили едой и одеждой, к детям относились, как к родным.

Когда оккупированные немцами районы были освобождены, все вернулись из эвакуации обратно.

ВОЙНА крадучись заходила во все дома, забирая с собой смелых и отважных русских воинов. Каждый день погибали молодые ребята: чьи-то братья, мужья, отцы, сыновья. Никого не щадила костлявая рука смерти.

Как и все матери, позабыв о мирном времени, Евдокия днями и ночами молилась о своих детях, просила у Бога защиты для своих чад. Каждая весточка с фронта поднимала дух, вселяла надежду и веру в победу.

Написанные под серым пороховым небом пожелтевшие от непогоды письма, аккуратно свёрнутые треугольником, грели души всех женщин России. Для них очень важно было получить от дорогих, любимых хотя бы строчку. Главное — знать, что они живы. И не было большей драгоценности, чем этот маленький клочок бумаги, и большего горя, когда получали похоронки.

Долгожданной весной 1945 года из Германии Евдокии пришло письмо от Михаила, в котором он писал: «Дорогая мамочка, пишу тебе из Берлина. Мы победили. Вчера встречался с братом Александром. Через три дня мы должны встретиться опять. Целую тебя. Жди, надеюсь, скоро вернёмся домой!».

Но встреча не состоялась. Через обещанные три дня Александр прибыл в назначенное место. Окрылённый надеждой, что вот-вот, совсем скоро обнимет брата, он прождал его много часов, но Михаил не появлялся. А в это время к матери летела похоронка… Михаила уже не было в живых.

Евдокия прожила долгую жизнь. Она пережила своего сына Александра, умершего от тяжёлой болезни в восьмидесятых годах. Иван забрал мать к себе, и на 97-м году жизни, в светлой памяти и здравом уме, в окружении родных людей, она завершила свой нелёгкий и долгий земной путь. Всю жизнь Доня берегла последнее радостное письмо Михаила из Берлина и фотографию, запечатлевшую братьев во время последней встречи.

Вот так прокатилась война по одной из ветвей моего генеалогического древа. Все документы и фотографии бережно хранятся в семейном архиве. Мы не должны забывать своих родных, проживших такую нелёгкую, но интереснейшую жизнь, переживших революцию, две мировые войны, перевороты и перестройки, Афганистан и Чечню. Ведь всем, что мы в этой жизни имеем, мы обязаны им.

««КРАСНАЯ КНИГА ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ»
»ПОБЕДЫ НАШИХ СТРЕЛКОВ В МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАРТАХ

Комментарии: